Художник — выходец из долганского этноса

Художник, Попов Алексей Спиридонович, будучи выходцем из «недр» долганского этноса, не известен нигде, но это не мешает ему реализоваться в своих рисунках.

 

popov-a-sПопов Алексей Спиридонович

рыбак-охотник,

кочегар детского сада п. Новорыбная с.п. Хатанга

Красноярского края, Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района

Закончил Училище искусств в г. Норильск

Алексей Попов, будучи кочегаром детского сада и рыбаком-охотником, является наглядным примером самообучающейся ЛИЧНОСТИ.

Его рисунки изумляют философской широтой и глубиной, разнообразием его познаний тундры.

Безусловно, он, как художник-выходец из долганского этноса, отображает философию ЖИЗНИ, в какой-то степени, так, как восхищал и будет восхищать, изумлять нас своим красноречием, стройностью вербально выстроенной и визуализированной, материализированной мысли в виде слов великий английский драматург Вильям Шекспир в своих трагедиях: «Ромео и Джульетта», «Отелло», «Макбет», «Антоний и Клеопатра» и др.

 

 

p-1-1Да, ты гламисский и кавдорский тан

И будешь тем, что рок сулил, но слишком

Пропитан молоком сердечных чувств,

Чтоб действовать. Ты полон честолюбья.

Но ты б хотел, не замаравши рук,
Возвыситься и согрешить безгрешно.

Мошенничать не станешь ты в игре,

Но выигрыш бесчестный ты присвоишь.

И ты колеблешься не потому, 

Что ты противник зла, а потому, что

Боишься сделать зло своей рукой.

                       Вильям Шекспир. Макбет, с.200.              

           

 

 p-8

 

 

Кормила я и знаю, что за счастье

Держать в руках сосущее дитя.

Но если б я дала такое слово, 

Как ты, — клянусь, я вырвала б сосок

Из мягких дёсен и нашла бы силы

Я, мать, ребёнку ...

Вильям Шекспир. Макбет, с. 204.

 

 

p-7               

 

 

 

                 Мне высказаться слёзы не дают.

                От переизбытка радости я плачу.

 

Вильям Шекспир. Макбет, с. 199

 

 

 

 

p-6                 

 

 

 

                Часы, потраченные не на вас, —

                Не отдых, а тяжёлая работа.

Вильям Шекспир. Макбет, с. 199

 

 

 

 

 

 p-3

 

 

 

   Я должен пасть или перешагнуть.

  О звёзды, не глядите в душу мне,

  Такие вожделенья там на дне! 

Как не страшило б это, всё равно,

   Закрыв глаза, свершу, что суждено.

Вильям Шекспир. Макбет, с. 199

 

 

p-20

 

 

 

Такого «завтра» никогда не будет.

Мой друг, как в книге, на твоём лице

Легко прочесть диковинные вещи.

Их надо утаить. Чтоб обмануть
Людей, будь сам, как все. Смотри радушней.

Кажись цветком и будь змеёй над ним.

 Вильям Шекспир. Макбет, с. 201

 

 

 

p-19 Нет, государь.

Но мне сказал свидетель смерти тана,

Что он во всём покаялся, просил

У вашего величества прощенья

И умер с миром. Жизнь он завершил
Достойнее, чем прожил. Он скончался

В сознанье неизбежности конца

И с жизнью, как с игрушкой, распростился.

Вильям Шекспир. Макбет, с. 198

 

p-18

 

 

 

 

Ты, Банко, прав. Я им не нахвалюсь.

Храбрец Макбет мой — пир души и праздник.

Поедем вслед. Он ускакал вперёд,

Чтоб приготовить встречу порадушней.

Да, это несравненный человек.

Вильям Шекспир. Макбет, с. 201.

 

 

p-17Добро б удар, и делу бы конец,  

И с плеч долой! Минуты бы не медлил.

Когда б вся трусость заключалась в том,
Чтоб скрыть следы и чтоб достичь удачи,

Я б здесь, на этой отмели времён,

Пожертвовал загробным воздаяньем.

Но нас возмездье ждёт и на земле.

Чуть жизни не подашь пример кровавый,

Она тебе такой же даст урок.

Ты в кубок яду льёшь, а справедливость

Подносит этот яд к твоим губам. —

Вильям Шекспир. Макбет, с. 203.

 

p-16И, наконец, Дункан был как правитель

Так чист и добр, что доблести его,

Как ангелы, затрубят об отмщенье.

И в буре жалости родится вихрь,

И явит облако с нагим младенцем,
И, с этой вестью облетев весь мир,

Затопит морем слёз его. Не вижу,
Чем разжечь себя. Как шалый конь,
Взовьётся на дыбы желанья власти

И валится, споткнувшись в тот же миг.

Вильям Шекспир. Макбет, с. 203.

p-14

 

 

Откажемся от замысла. Я всем

Ему обязан. Я в народном мненье

Стою так высоко, что я б хотел

Пожить немного этой доброй славой.

Вильям Шекспир. Макбет, с. 203.

 

 

 

p-15

 

Возьми мой меч. На небе свеч не жгут

И стали их беречь. Не зги не видно.

Сон, как свинец, мне веки тяжелит,

А лечь я не решусь. Святые силы!

Меня избавьте от проклятых дум,

Нас искушающих в ночное время.

 Вильям Шекспир. Макбет, с. 205.

 

p-12

 

 

Почудился мне крик:

«Не надо больше спать! Рукой Макбета

Зарезан сон!» — Не винный сон, тот сон,

Который тихо сматывает нити

С клубка забот, хоронит с миром дни,
Даёт усталым труженикам отдых,
Врачующий бальзам больной души,
Сон, это чудо матери-природы,

Вкуснейшее из блюд в земном пиру.

Вильям Шекспир. Макбет, с. 209.

 

p-2

 

 

 

Но этого не может быть! Я рад.

Нельзя нанять деревья, как солдат.

Нельзя стволам скомандовать: вперёд.

                  Вильям Шекспир. Макбет, с. 235.

 

 

 

 

 

p-4Ты рукояткой обращён ко мне,

Чтоб легче было ухватить. Хватаю —

И нет тебя. Рука пуста. И всё ж

Глазами не перестаю я видеть

Тебя, так стало быть, ты — бред, кинжал сознанья

И воспалённым мозгом порождён?

Но нет, во ты, ничем не отличимый

От вынутого мною из ножон.

Ты мой дорожный знак, напоминанье,

Куда идти и что мне захватить.

Так близоруко ль я обманут или,

Наоборот, так вижу далеко,

Но ты маячишь снова пред глазами, 

                                                        В крови, которой не не было пред тем,

                                                        Обман, которого не существует,

                                                        Как бы собой наглядно воплотив

                                                        Кровавый шаг, который я задумал. —

                                                        Полмира спит, природа замерла,

                                                        И сновиденья искушают спящих.

 Вильям Шекспир. Макбет, с. 206-207.

p-13Не будем тратить время. Всем

Спасибо за любовь и помощь. Таны

И родственники, я решил ввести

В Шотландии впервые графский титул

И вам его даю. Нам надлежит

Вернуть друзей, бежавших от гонений,

К себе на родину. Переловить

Пособников и близких кровопийцы

И дьявола в венце, его жены,
Которая сама, как полагают,

Покончила с собой. Хоть дел не счесть,

Надежда есть, что лишь найдётся время,

Мы с божьей помощью займёмся всеми.

Друзья, ещё раз низкий вам поклон, Всех просим на коронованье в Скон.

Вильям Шекспир. Макбет, с. 260-261.

обложка этнопособия 001

Алексей Попов является первым художником, который иллюстрировал картины «ситуативной конкретики»

в моём этнопособии «Занимательная математика для северян» — это его "боевое крещение" как художника.

мои дипломы-7

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.